Антиквариат

Подарки

Поиск
Цена:
от: до:
Название:
Артикул:
Текст:
Выберите категорию:
Новинка:
Спецпредложение:
Результатов на странице:
Новости
Главная \ Антиквариат \ Антикварные книги \ Книга. Песнь творения. Ф. Бетекс. 1912.

Песнь творения. Ф. Бетекс. 1912.

Артикул: А-461
Цена:
6 500.00 руб.
Кол-во:
  • Книга. Песнь творения. Ф. Бетекс. 1912.
  • Книга. Песнь творения. Ф. Бетекс. 1912.
  • Книга. Песнь творения. Ф. Бетекс. 1912.
  • Книга. Песнь творения. Ф. Бетекс. 1912.
  • Книга. Песнь творения. Ф. Бетекс. 1912.

Евангельские христиане-баптисты в России (до 1960-х годов)

Историческая справка

Баптисты и евангельские христиане, как два самостоятельных течения, появились в России во второй половине XIX в. Первые возникли на юге Российской империи, вторые – на севере. Близкие по духу и учению, они слились в дальнейшем в один союз и стали называться евангельскими христианами-баптистами, как и называются до сих пор. Сегодня это одно из самых мощных религиозных движений России, приверженцы которого с полным правом считают себя исконно русскими протестантами.

Исследователи выделяют два процесса, инициировавших появление этого движения: развитие автохтонных российских религиозных движений протестантской ориентации и западное религиозное миссионерство. Эти процессы накладывались друг на друга и постепенно сплелись в сложную и запутанную историю русского баптизма.

Первыми вестниками зарождения "протестантских" настроений в российском обществе стали крестьяне-сектанты. Хлысты, духоборы, молокане, которых называют общим именем "духовные христиане", существовали в России с XVIII века. Эволюция духовного христианства в баптизм в первую очередь связана с судьбой молокан. Молокане отрицали церковную иерархию, монашество, почитание икон, мощей, культ святых, поклонялись Богу "в духе и истине", исповедовали "этику добрых дел", стремились построить "царство Божие на земле" и создавали коммуны с общей собственностью. В то же время, в отличие от духоборов, они признавали догмат о Троице, таинства и Библию в качестве единственного источника Истины.

В XVIII в. пропротестантсткие настроения начали проникать и в высший свет российского общества. В этом отношении интересны религиозные взгляды Петра III и деятельность Библейского общества при Александре I.

В XIX в. в России появились первые миссионеры из Европы. Среди русского крестьянства проповедовали в основном немцы, в кругах российской знати – англичане.

Немецкая миссия связана с именем Иоаганна-Герхарда Онкена – одного из основателей немецкого баптизма. Сам Онкен был крещен в 1834 г. американцем Б. Сирсом и воспитан в лоне американской Филадельфийской ассоциации, исповедовавшей жесткое учение о предопределении и спасении исключительно верой. Созданная им Гамбургская академия стала основным поставщиком миссионерских кадров в соседние с Германией страны.

По сравнению с немцами доктрина английских проповедников была гораздо более либеральна, а организационная структура практически отсутствовала. При этом они были социально и политически ориентированным течением. Самым известным миссионером стал англичанин лорд Редсток.

После создания в 1813 г. Русского Библейского общества, а в 1863 г. – Общества любителей Священного Писания среди просвещенной части российской элиты появилась традиция домашнего, кружкового изучения Евангелия. Именно эта традиция способствовала тому, что позднее, в 1870-е гг., в Петербурге быстро распространилось течение евангельских христиан "пашковцев". Многие библейские кружки стали в последствии основой для создания евангельских церквей.

В дальнейших хитросплетениях и метаморфозах российского баптизма можно выделить два крайних полюса – фундаменталистский, восходящий к теологии И.-Ф. Онкена, и либеральный, идущий от проповеди лорда Редстока среди петербургской знати.

География появления евангельских и баптистских общин

1. Юг Украины

Вторая треть XIX в. – время появления украинского штундизма в среде немецких пиетистов, меннонитов, части лютеран, а также среди простого украинского крестьянства. Название штундизм происходит от немецкого "stunde" ("час"): имеется в виду время, которое посвящалось чтению и обсуждению Писания. Первая община штундистов-украинцев (пиетическое направление) была создана в деревне Основа Одесского уезда в начале 1860 гг. Первые штундисты – крестьяне Онищенко, Ратушный, Балабан. К 1867 г. община насчитывала 35 семей. В деревнях Карповка и Любомирка также были созданы штундистские общины (новопиетическое направление). Основатели – Цимбал, Хлыстун, Рябошапка и другие. На собраниях молились незаученными молитвами, читали недавно изданный синодальный перевод Нового Завета, пели духовные гимны. Поначалу штундисты не разрывали с православием, посещали богослужения, причащались и исповедовались, но очень скоро отошли от него, чему, в частности, способствовали притеснения со стороны некоторых православных священников. Крестить полным погружением стали не сразу. Многие украинцы – основатели общин работали на немецких колонистов, вследствие чего сближались с немецкими штундистами, попадали под влияние их идей и начинали проповедовать необходимость духовного пробуждения.

Со временем общины украинских и немецких штундистов пришли к основополагающим принципам вероучения современных евангельских христиан-баптистов: возрождение через обретение веры и покаяние, крещение по вере, крещение полным погружением.

Решающим событием в процессе перехода штундистов в баптизм был миссионерский визит к ним Онкена в 1869 г., который убедил их в необходимости крещения новообращенных, рукоположения пресвитеров и крещения полным погружением. Первый штундист, принявший баптизм,– Ефим Цымбал.

2. Кавказ

В конце 1840-х – начале 1850-х гг. в Шемахинском и Ленкоранском уездах Бакинской губернии в среде ссыльных молокан появляются "водные молокане", практиковавшие крещение по вере и хлебопреломление. Из их среды выделяется Никита Воронин, который счел учение водных молокан неполным, покаялся и стал считать себя спасенным. Крестил Воронина немецкий баптист Мартин Кальвейт. 20 августа 1867 г., день крещения Воронина, принято считать днем рождения русского баптизма. За четыре года существования тифлисская община Воронина выросла до 12 человек. В 1875 г. член общины В. Павлов был послан в Гамбургскую богословскую академию для изучения организации баптистских общин. В дальнейшем Павлов перевел и отредактировал Гамбургское исповедание веры баптистов, по которому стало жить тифлисское баптистское братство. К концу 1870-х гг. образовалось еще несколько баптистских групп, но центром по-прежнему оставалась тифлисская община, избравшая церковный совет, пресвитера (В. Павлов), двух дьяконов и учителя.

3. Таврическая губерния

Как и на Кавказе, на Левобережной Украине баптистские общины вышли из среды молокан, точнее из молоканского толка "новомолокан". Иначе их называли – евангельские христиане-"захаровцы". Этот толк основал распространитель Нового Завета Яков Деляков, последователями которого, с середины 1860-х гг., стали братья Захаровы. Захаровцы крестили детей и совершали перенятый у местных новоменнонитов обряд омовения ног. Остальное богослужение и церковное устройство не отличались от баптистского.

Со второй половины 1870-х гг. захаровцев начали посещать баптисты: В. Павлов, И. Рябошапка, Е. Богданов, Н. Воронин и другие. Со временем почти все захаровцы перешли в баптизм.

4. Петербург

В Петербурге берет свое начало движение евангельских христиан. В начале XIX в. в петербургских салонах огромным успехом пользовались проповедники-пиетисты из Вюртенберга, однако их проповедь не привела к созданию протестантских общин.

В 1874 г. в Петербург приехал отставной полковник английской армии лорд Редсток, принадлежавший к движению плимутских братьев. Тогда же он начал свою "салонную проповедь" в среде высшей столичной аристократии. Первыми уверовавшими стали сестры Е. Черткова и А. Пашкова, сестры Е. Ливен и В. Гагарина, чуть позже – граф М. Корф, В. Пашков, граф А. Бобринский и др. После вынужденного выезда Редстока проповедь продолжил В. Пашков и М. Корф, поэтому их последователей стали называть "пашковцами".

Верующие аристократы активно занимались благотворительностью и просвещением. Были созданы: Комитет посетительниц тюрем, Общество поощрения духовно-нравственного чтения, швейные мастерские и прачечные для бедных женщин, столовая для студентов и бедных рабочих, первый в городе ночлежный приют, религиозно-нравственный журнал "Русский рабочий".

В результате евангелической деятельности среди простого народа в Петербурге стала формироваться демократическая по составу община. На почве распространения религиозных брошюр Пашков сошелся с книгоношей Деляковым и его приемным сыном Иваном Жидковым, отцом крупнейшего баптистско-евангелического деятеля советского времени Якова Жидкова. В 1886 г. в общину вступил Иван Проханов – бывший молоканин, незадолго до этого принятый в баптистскую общину Владикавказа, студент Технологического института. В дальнейшем Проханов станет лидером движения евангельских христиан.

Община не была организованной. Старшим считался Пашков. В вопросах вероучения не было единства. Большинство "братьев" признавало крещение во младенчестве. Причастие оставалось "открытым" (участвовали все желающие, не обязательно члены общины), как у дарбистов, с которыми был близок лорд Редсток. Необходимость духовного возрождения через покаяние признавалась всеми членами общины.

Становление движения

На первых порах главными организаторами и наставниками в российских общинах были немецкие проповедники, но постепенно инициатива начала переходить к местным лидерам. В мае 1882 г. представители всех южнорусских течений баптизма съехались на совместную конференцию в колонию Рюкенау. Петербургские евангелисты прислали приветственное письмо. На конференции был создан Комитет для ведения миссии во главе с И. Вилером, который стал первой объединяющей всех баптистов организацией.

В 1884 г. состоялся первый съезд русских баптистов в селе Нововасильевке Таврической губернии. Съезд провозгласил создание Союза русских баптистов Южной России и Кавказа. В 1886 г. на очередном съезде на посту главы Союза И. Вилера сменил Дей Мазаев – русский и бывший молоканин. К началу 1890-х гг. руководство Союзом и большинством общин перешло в руки русских проповедников.

В 1880-1890-е гг. баптизм распространяется по всей стране и из украинско-южнорусского явления превращается в явление общероссийской жизни. Общины возникают в Поволжье, Сибири, на Дальнем Востоке, в Средней Азии, на Тамбовщине, в Москве.

Примерно в это же время учение северного и южного течений начинают оформляться более четко, и в результате евангельские христиане и баптисты все больше осознают себя различными направлениями, хотя и очень близкими друг другу по духу. Особую роль в этом процессе сыграли два петербургских деятеля – Иван Каргель (1849-1939) и Иван Проханов (1869-1935).

Каргель основал первую баптистскую общину в Петербурге в середине 1870-х гг. Позднее община Каргеля стала называться евангелической (в силу доминирования в Петербурге евангелизма), но по идеологии и организации церковной жизни это всегда был строгий, фундаменталистский баптизм.

В 1880-е гг. начинается деятельность Ивана Проханова. Проханов, безразличный к догматическим проблемам, делает основной упор на реформировании общества по евангельским заповедям. Он учится за границей, где издает журнал "Беседа".

Евангельские и баптистские общины были признаны государством в 1879 г. так называемым "Маковским циркуляром". До этого их браки и рождение детей не считались законными, а многие гражданские права, такие как право на наследство, признавались. Политика властей в отношении баптистов и евангельских христиан отличалась крайней непоследовательностью. К ним то применяли суровые репрессии, то давали послабления. В мае 1883 г. было обнародовано репрессивное "Мнение Государственного совета о даровании раскольникам всех вероисповеданий права богослужения". Этот закон без промедления был использован для разгона столичных "пашковцев". Весной 1884 г. Пашков и Корф собрали в Петербурге представительный съезд баптистов, евангелистов и родственных им групп. На шестой день съезда все участники были арестованы. От Пашкова и Корфа потребовали прекратить проповедническую деятельность и выслали из России. После их изгнания евангелическое движение в столице в течение нескольких лет фактически возглавляла княгиня Наталья Ливен. В результате евангелическая община в Петербурге потеряла свой аристократический характер, постепенно став демократической по составу.

После циркуляра Министерства внутренних дел от 4 июля 1894 г., объявившего штундистов (к которым причисляли и баптистов, и евангелистов) "одной из наиболее опасных в церковном и государственном отношениях сект", развернулась кампания репрессий, начались аресты и ссылки. Гонения не остановили развитие баптизма: ежегодно проводились съезды, создавались миссионерские организации, и в результате по всей стране появлялись новые общины. Через два года, в 1896 г., репрессии снова ослабли.

Революция 1905 г. принесла баптистам кратковременный период почти полной свободы. Благодаря закону от 17 октября 1906 г. "О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин и о правах и обязанностях входящих в состав общин последователей старообрядческих согласий и отделившихся от православия сектантов" общины обрели легальный статус и практически беспрепятственно осуществляли миссионерскую деятельность. Баптисты активно поддержали происходящие политические изменения. По инициативе Ивана Проханова в сентябре 1905 г. была опубликована "Политическая платформа Союза свободы, правды и миролюбия", в которой выражалась поддержка принципам конституционной монархии и заявлялось о создании протестантской политической партии.

Часть общин отказалась регистрироваться, так как посчитала закон о легализации ловушкой, способом подчинить руководство общин светской власти. Несмотря на потепление государственной политики, на местах по-прежнему имели место случаи притеснения баптистов и евангельских христиан. Многие семьи в это время уехали за границу.

В 1907-1911 гг. внутри баптистского союза разгорается напряженная борьба между Д. Мазаевым, носителем патриархальных представлений молокан, и В. Павловым, более либеральным деятелем. Эта борьба закончилась временной победой Павлова, однако незадолго до революции 1917 г. Мазаев вновь возглавил Союз баптистов.

1907г. – образовано Всероссийское Баптистское миссионерское общество под председательством В. Павлова. В 1909 г. принят Устав Союза и определена его структура. Правление Союза состояло из председателя (в 1910 г. Дея Мазаева на этом посту сменил Илья Голяев) и его товарища (заместителя), казначея, секретаря, а также трех кандидатов в члены правления. Для наблюдения и контроля над правлением был избран Совет (председатель В.Г. Павлов). С 1907 г. в Союзе баптистов открыто два региональных отдела: Сибирский (Омск) и Дальневосточный (Благовещенск). Позже к ним прибавились Кавказский и Туркестанский отделы.

1911 г. – последний съезд баптистов в царское время. Учреждена новая централизованная форма правления – через старших пресвитеров на местах, назначаемых Правлением Союза и Советом.

В 1905 г. Проханов создает в Петербурге евангелическую общину и евангелическое молодежное движение ("Союз христианской молодежи"). Фактически он реанимирует евангелическое движение, начиная распространять свою деятельность по всей стране. Практически сразу же начинаются первые неудачные попытки объединения с баптистами, которые каждый раз заканчиваются конфликтами и соперничеством между баптистами и евангелистами.

В том же 1905 г. на совместном съезде баптистов и евангелистов было принято единое название "Евангельские христиане-баптисты". Однако, полного соединения тогда не произошло. От некоторых баптистских общин отделялись группы евангельских христиан (Одесса, Киев, Харьков, Самара, Николаев). Самостоятельным оставался и Петербург во главе с Иваном Прохановым. Полный провал инициативы 1905 г. наступил в 1909 г., когда Проханов созвал I Всероссийский съезд евангельских христиан, на котором был создан "Союз евангельских христиан" под председательством Проханова (до этого у Проханова был Русский Евангельский Союз). В Союз вошли общины из Петербурга, Севастополя, Симферополя, Ялты, Екатеринославля, Одессы, Киева, Николаева, Самары, Москвы и других городов. Проханов полагал, что Союз должен содействовать духовному пробуждению в Православной Церкви, установлению связей между всеми проявлениями живой духовной жизни, распространению идеи духовного обновления на евангельских основах среди русского народа. В Союз входили христиане разных конфессий с разными взглядами, осознавшие общность своих духовных задач. Однако большинство баптистов этот Союз не признали, а к деятельности Проханова отнеслись крайне негативно.

Основная идея Проханова – обновление жизни всего русского народа, кардинальное изменение государственной жизни и построение ее на евангельских принципах. Еще в 1894 г. он попытался создать религиозно-хозяйственный коллектив "Вертоград", устроенный по образцу первохристианской общины, однако потерпел неудачу. Эти идеи Проханова не позволяли ему полностью сойтись с баптистами, которые оставались в меньшей степени социально и политически ориентированным движением.

1910 и 1911 гг. – второй и третий съезды "Союза евангельских христиан". На втором съезде принято общее вероучение евангельских христиан, составленное Прохановым.

На Втором Всемирном конгрессе баптистов в 1911 г. Союз евангельских христиан вошел в ВСБ (Всемирный Союз баптистов), а Проханов был избран одним из шести вице-президентов ВСБ. Проханов осуществлял активную издательскую деятельность (журнал "Христианин", газета "Утренняя звезда", книги, сборники нот и гимнов), открыл шестинедельные христианские курсы. В 1909-1912 гг. Проханов неоднократно предпринимал новые попытки объединения с баптистами, предлагая создать единое братство на платформе его союза и при условии его лидерства. На такое объединение баптисты не шли. Тем не менее на баптистском съезде 1911 г. было постановлено иметь мирное и любовное отношение ко всем общинам евангельских христиан.

К началу 1912 г. в Российской империи насчитывалось 115000 баптистов и 31000 евангельских христиан.

Новая компания репрессий начинается в конце 1910 г. с циркуляра Министерства внутренних дел "О порядке проведения сектантских собраний". Согласно этому документу, регулярные собрания могли проводиться без специального разрешения властей только внутри специальных помещений. За разрешением организации любого дополнительного мероприятия за пределами зарегистрированного помещения община должна была обращаться в полицию. Запрещалась евангелизация и обучение несовершеннолетних, а также специальные собрания по изучению Библии. Представитель полиции должен был присутствовать на каждом молитвенном собрании. Во время Первой мировой войны представителей евангелических конфессий начали притеснять как потенциальных предателей на том основании, что их вера имеет иностранное происхождение. За период 1912-1917 гг. закрыто несколько общин, некоторым отказано в регистрации. С 1915 г. прекращен выпуск журнала "Христианин", весь 1913 г. не выходил журнал "Баптист". Некоторые баптистские лидеры сосланы в Сибирь. В. Павлов заключен в тюрьму, а И. Проханову предъявлено обвинение в организации революционного союза. В то же время было открыто несколько новых общин, а в Петербурге организованы библейские курсы Проханова.

В годы Первой мировой войны зарождается такое специфически российское явление, как баптистский пацифизм. Баптисты отказываются от военной службы, в общинах происходит бурный рост антивоенных настроений. В этой связи некоторые исследователи отмечают идейное влияние толстовства на баптистов. Постепенно пацифизм становится принципиальной позицией все большего числа баптистов и евангелиских христиан.

Февральская революция 1917 г. амнистировала всех политических и религиозных заключенных. Общины получили возможность открыто проповедовать и распространять Евангелие. И баптисты, и евангелисты решительно поддержали Февральскую революцию. В своих политических высказываниях их лидеры выступали с социал-демократических позиций. Особенно активны были, естественно, евангелисты. В марте 1917 г. И. Проханов создал Христианско-демократическую партию "Воскресение". Ее программа была построена на принципах христианского социализма. Примечательно, что программа содержала раздел, посвященный Православной Церкви. В нем высказывались требования демократизации Церкви, коренных преобразований в ее внутренней жизни, обеспечения свободы совести, реформирования богослужения.

"Золотой век" баптизма: 1917-1929 гг.

Октябрьский переворот вызвал резкие протесты со стороны некоторых баптистских лидеров (например, В. Павлова). Однако эти протесты быстро прекратились. Первые 12 лет советской власти в официальной баптистской историографии оцениваются как "золотое" и "благополучное" время. В этот период происходит беспрецедентный рост баптистских и евангелических общин, причем впервые это происходит в основном за счет православных, а не молокан. В первой половине 1920-х гг. беспрепятственно осуществлялась миссионерская деятельность, которая в это время была распространена на некоторые национальные меньшинства. Регулярно проводились съезды и конференции. Функционировали воскресные школы и другие учебные заведения, большинство из которых просуществовало до начала 20-х годов. Кроме того, советская власть пошла навстречу пацифистским настроениям баптистов и евангелистов, приняв 4 января 1919 г. декрет "Об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям".

По оценке известного исследователя баптизма академика Льва Митрохина, численность баптистов и евангелистов в России к концу 1920-х гг. составляла около 1 млн. человек.

В 1918 г. возникли первые баптистские сельскохозяйственные общины, в которых пропагандировались идеи социализма, но "с верой в Бога и под знаменем Христа". Создание сельхозобщин поддерживалось советским правительством, и к 1924 г. их насчитывалось свыше 25, с численностью до 50 семей в коммуне. В городах были созданы промышленные товарищества. Однако, "христианский коммунизм" прекратил свое существование уже через три-четыре года. Часть кооперативов и коммун распались сами, другие были упразднены, в чем немалую роль сыграли воинствующие безбожники Емельяна Ярославского.

В целом, баптисты и евангельские христиане жили самостоятельной жизнью и благожелательно относились к власти. Однако степень "благополучия" баптистов в первые годы советской власти современными историками-баптистами сильно преувеличивается. Агентура карательных органов с начала 1920-х гг. проникала в руководство общин и союзов, добиваясь абсолютной лояльности властям. Независимые проповедники подвергались гонениям. Право на отказ от военной службы было в основном декларативным – большинство верующих не имели возможности им воспользоваться. С 1923 г. был введена неформальная регистрация общин, от них требовали предоставить соответствующим органам свои уставы. Официально необходимость регистрации была узаконена только с 1929 г. постановлением ВЦИК и СНК РСФСР.

В 1923 г. Проханов был арестован и принужден отказаться от пацифизма. После этого он стал послушной марионеткой в руках "религиозного куратора" из ОГПУ Е. Тучкова. В 1923 г. по его инициативе съезд евангелистов принял резолюцию об отказе от пацифизма и полной лояльности советской власти. В 1926 г. такие же решения принял съезд баптистов.

Все 1920-е гг. в среде баптистов и евангельских христиан шла напряженная борьба между "старыми" (обратившимися до революции) и "новыми" (обратившимися после революции) баптистами. "Новые баптисты" были более склонны к пацифизму и менее лояльны властям. Благодаря поддержке властей победили "старые баптисты". Кроме того, все 1920-е гг. баптисты и евангельские христиане предпринимали безуспешные попытки объединения. Несмотря на это идейные расхождения между ними увеличивались все больше. Баптисты выступали против "обмирщения" веры и призывали следовать "избранническим путем личного спасения". Евангелисты Ивана Проханова чаяли слияния с революционным преобразованием страны, надеясь одухотворить его духом Евангелия. Проханов приветствовал "социалистическое строительство и революционное преобразование жизни". Одним из главных направлений деятельности прохановцев в 1920-е гг. стала идея массовой евангелизации. В 1920 г. на VII съезде евангельских христиан был выработан принцип "последовательного благовестия" – от города к городу, от села к селу, обращаясь к каждой душе. Решено было также послать по два благовестника в Китай и Индию. В своеобразном понимании Проханова эта евангелизация была тесно связана с построением нового общества. Он поддерживал тесные контакты с обновленческим движением в Православной Церкви, с которым в идейном плане имел много общего.

В 1926 г. Проханов предложил построить в Сибири город Евангельск, в котором намеривался реализовывать идею коллективного труда. Его постоянный закулисный босс из ОГПУ Е. Тучков одобрил проект, но настаивал на наименовании "Город Солнца". В 1927 г. этот план был одобрен президиумом прохановского союза, американские баптисты выразили готовность его финансировать. Но начинание было обречено. Весной 1928 г. Проханов выехал в США. На IV Всемирном конгрессе баптистов, проходившем летом 1928 г. в Торонто, Проханов, занимавший с 1911 г. пост одного из вице-президентов Всемирного Союза баптистов, не был переизбран членом Исполнительного комитета от баптистов СССР (избран П. Иванов-Клышников). После этого Проханов остался за границей и пошел самостоятельным путем – путем создания Всемирного союза евангельских христиан.

После 1929 года

"Год великого перелома" стал переломным и во взаимоотношениях баптистских и евангельских общин с советской властью. С 1929 г. до первых лет войны общины испытывали огромное давление властей, которое выражалось в ограничении их прав и деятельности, а также массовых репрессиях. Сигналом к началу гонений послужил Циркуляр ВЦСПС №53 "Об усилении антирелигиозной пропаганды" (1 марта 1929 г.) и второй Всесоюзный съезд воинствующих безбожников (апрель 1929 г.), на котором была принята "антисектантская" резолюция. Кроме того, постановление ВЦИК РСФСР от 8 апреля 1929 г. предусматривало обязательную регистрацию для всех общин. Была изменена и 4-я статья конституции РСФСР, не разрешавшая отныне проповедовать за пределами общины.

До 1935 г. был репрессирован ряд баптистских и евангельских лидеров. Среди них: А. Букреев (секретарь Всеукраинского Союза баптистов), П. Иванов-Клышников, В. Дубровский (зав. канцелярией СЕХ), Ф. Пятковский (член правления Сибирского Союза баптистов), Ф. Санин (председатель Северокавказского отдела СЕХ), Я. Горм (проповедник "Дома Евангелия"), П. Винс (пресвитер Благовещенской церкви баптистов) и другие. В связи с арестами уже в 1929 г. прекратили свое существование региональные союзы баптистов. Самораспустился и Федеративный Союз баптистов, причиной чему стало непоступление денег из провинции. Были закрыты все печатные органы баптистов и Библейские курсы в Москве, а здание, арендованное Федеративным Союзом, конфисковано.

1930 г. – возрождение баптистского Союза с разрешения властей с условием обязательной регистрации всех местных общин и наблюдением за их внутренней жизнью. Однако к 1935 г. все руководство было арестовано, и Союз прекратил свое существование. Арестованы: Н. Одинцов, П. Дацко, М. Тимошенко, П. Павлов, И. Голяев, В. Колесников и другие. В 1936 г. власти закрыли последний легальный молитвенный дом баптистов – в Ленинграде.

Интересно отметить, что Союз евангельских христиан, несмотря на временные закрытия в 1930 г. и 1939-40 гг., продолжал существовать. В 1929 г. центральные органы СЕХ переехали из Ленинграда в Москву. После отъезда Проханова в 1931 г. с разрешения властей было проведено совещание, на котором избран новый состав Совета СЕХ: председатель – Я. Жидков, товарищ председателя – А. Андреев, казначей – А. Караев, секретари – П. Капалыгин и М. Орлов. Однако во второй половине 1930-х гг. на свободе остались только Андреев и Орлов, заменивший в 1937 г. Жидкова в связи с арестом последнего. Орлов продолжал служить в единственной в России никогда не закрывавшейся евангелической церкви в Москве.

К середине 1930-х гг. все евангелические и баптистские церкви, кроме упомянутой выше, прекратили легальное существование. Пресвитеры были репрессированы и приравнены к "лишенцам", здания отобраны. В это время многие общины начали осваивать практику домашних "подпольных" собраний, на которые приходили небольшими группами, постоянно меняя адреса встреч. Нелегальные общины создавались и в ссыльной среде. Общие годы бедствий способствовали более тесному контакту между баптистскими и евангельскими общинами, сближение которых происходило на уровне личных взаимоотношений. Несмотря на гонения, баптистско-евангелическая вера не исчезла полностью. Подтверждает это, в частности, тот факт, что от призыва в армию в годы Второй мировой войны отказались по религиозным убеждениям 837 баптистов и евангелистов.

Образование ВСЕХБ

В начале войны Сталин отказался от политики тотального уничтожения религии. В рамках новой религиозной политики вождя в мае 1942 г. было обнародовано письмо-воззвание, подписанное Н. Левинданто и М. Голяевым – со стороны баптистов, а также М. Орловым и А. Андреевым – со стороны евангельских христиан. Письмо, разосланное по всем регионам, призывало верующих принять участие в деле освобождения родины и приближении дня победы.

В 1944 г. власти решили создать легальное и лояльное государству объединение всех протестантов страны. Для этого было решено насильственно объединить баптистов и евангельских христиан в один союз. Слиянию двух союзов предшествовало подготовительное образование – "Временный союз евангельских христиан и баптистов". Началась работа по подготовке объединения.

В октябре 1944 г., с разрешения правительства состоялось Всесоюзное совещание представителей обоих союзов, большинство из которых к тому времени были освобождены из мест заключения. Однако приехать смогли только 45 делегатов. Было постановлено: "Предав полному забвению все разногласия в прошлом, из двух союзов – Союза евангельских христиан и Союза баптистов – создать один Союз евангельских христиан и баптистов с руководящим органом – Всесоюзным советом евангельских христиан и баптистов с пребыванием его в городе Москве" (из резолюции совещания). Новую организацию назвали Всесоюзный союз евангельских христиан и баптистов – ВСЕХиБ. В состав руководящего Совета вошли: председатель – Я. Жидков (из евангельских христиан), товарищи председателя – М. Голяев (из баптистов), М. Орлов (из евангельских христиан), казначей – П. Малин (из баптистов), секретарь – А. Карев (из евангельских христиан), члены – А. Андреев (из евангельских христиан), Ф. Пятковский, Н. Левинданто (оба из баптистов). Хотя баптисты и евангелисты имели в совете равное представительство, в президиуме перевес был явно на стороне евангельских христиан.

В Союзе была принята новая система управления. Прежним остался только принцип избрания председателя, унаследованный от евангельских христиан. Для руководства регионами была выработана система уполномоченных Совета, дополненная вскоре старшими пресвитерами, назначаемыми формально Советом, а реально советскими властями. В функции старших пресвитеров входило посещение общин района (области), наблюдение за церковным благоустройством, выполнением правительственных распоряжений по религиозным вопросам и участием общин в денежных сборах на содержание правления Союза. Полномочия старших пресвитеров стали напоминать, с одной стороны, советский административный стиль управления, а с другой, епископскую форму управления церковью. В резолюции совещания 1944 г. проведение всесоюзных съездов предусмотрено не было, а их функции полностью передавались Совету. Совет Таким образом, Союза получил статус руководящего органа, тогда как в прежних союзах баптистское Правление и Президиум евангельских христиан были лишь исполнительными органами в межсъездовский период.

Урегулированы были и вероучительные разногласия, в частности, споры о том, кто может совершать крещение, хлебопреломление и бракосочетание, о возложении рук на крещаемых и рукоположении пресвитеров. Евангельские христиане согласились совершать все это по-баптистски. В 1945 г. союз "и" в названии был заменен дефисом, что по мнению евангельских христиан-баптистов должно было свидетельствовать об их окончательном единстве. С тех пор аббревиатура названия Союза стала выглядеть как ВСЕХБ.

Итак, в новом Союзе возобладал организационный центризм, традиционный для российских баптистов. В области догматики также возобладали баптистские принципы: упор делался на личные отношения с Богом, индивидуальное совершенствование, а не на социально-политическое учение (если не считать таковым советский патриотизм и лояльность властям). Таким образом, власти навязали Союзу прохановские кадры с их принципами абсолютной лояльности, а также квиетизм, социальную пассивность и организационный централизм, традиционные для баптистов

Власти вынудили войти в ВСЕХБ также и другие евангельские течения.

1945 г. – вошли христиане веры евангельской-пятидесятники, так как их собственному союзу было отказано в регистрации. Между пятидесятниками и ЕХБ было заключено Августовское соглашение. Пятидесятники согласились не "говорить на языках" без толкователя, признав это бесплодным даром, а также не проводить обряд омовения ног, что на местах повлекло за собой ряд конфликтов. Существовало два вида пятидесятников: ХЕВ (христиане евангельской веры) с Украины – А.И. Бидаш, Д.И. Пономарчук и ХВЕ (христиане веры евангельской) из Белоруссии – И.К. Панько, С.И. Вашкевич.

1945 г. – вошел ряд эстонских общин: эстонские евангельские христиане, члены христианского общества "Голубой крест", Армия спасения, Братья радости, эстонские пятидесятники и др.

1946 г. – присоединилось 25 общин свободных христиан-дарбистов.

1947 г. – произошло объединение с евангельскими христианами в духе апостолов – "единственниками". Крещение единственников "во имя Иисуса Христа" было признано равносильным баптистскому, хотя им рекомендовалось принять единую формулу "Во имя Отца и Сына и Святого Духа".

1947 г. – присоединились евангельские христиане-трезвенники.

С 1945 по 1947 г. во ВСЕХБ вошло около 70 церквей (общин) Союза церквей Христовых, находившихся на территории Западной Белоруссии и Украины, присоединенных после войны к СССР.

1965 г. – к ВСЕХБ присоединились общины братских меннонитов.

Обязательная повсеместная регистрация общин беспрепятственно протекала до 1948 г. В дальнейшем тем, кто не успел зарегистрироваться до 1948 г., было отказано в регистрации. Некоторые общины, уже будучи зарегистрированными, неожиданно снимались с регистрации – таким образом власти оказывали давление на их членов. Пресвитеры общины не могли быть избраны без согласования с уполномоченными по делам религий на местах. Институт старших пресвитеров постепенно становился духовной иерархией, что противоречило изначальному духу евангельско-баптистского вероучения. Состав Совета ВСЕХБ не переизбирался, находясь под тотальным государственным контролем.

Вплоть до начала 1960-х гг. помимо официальных общин существовали автономные нелегальные общины, которые сознательно отказывались от регистрации.

 

Использована статья  Даниила Щипкова

Использованные источники:

История евангельских христиан-баптистов в СССР. М., 1989. 
И.В. Подберезский. Быть протестантом в России. М., 1996.
Митрохин Л.Н. Баптизм. История и современность. СПБ, 1997.

Отправка по России осуществляется почтой России, компанией СДЭК, транспортными компаниями.